28.02.2021      128      0
 

Евгений Шевченко. Эксклюзивное интервью

Нардеп от Слуги народа Евгений Шевченко – о возможном роспуске парламента и перспективах партии власти


Источник: Тарас Козуб, Vesti.UA

Нардеп от Слуги народа – о возможном роспуске парламента и перспективах партии власти

Евгений Шевченко, народный депутат от СН

Евгений Шевченко, народный депутат от СН

— Вы стояли у истоков политсилы «Слуга народа», а сегодня заявляете об оппозиционности. Почему так?

— Я идеологический оппозиционер внутри фракции СН и не являюсь членом партии СН. В перспективе, я думаю, появится некая новая политическая сила, в которой я буду либо лидером, либо «проводником».

— Можно считать это анонсом?

— Многие уже говорят об этом и во фракции, и в парламенте. Мы должны восстановить справедливость: СН набрала большинство своих голосов на Юго-Востоке, а идеологического, философского представления — с такими взглядами, которые есть в наших областях — им не дает.

— Оппозиционность проявляется в том, что несколько дней назад вы слетали в Минск, где были гостем на Всебелорусском собрании, там выступал и Александр Лукашенко. После этого часть фракции от вас открестилась. Зачем вы туда летали?

— Я был гостем, официально власти Беларуси меня пригласили на Всебелорусское народное собрание. Это срез представителей всех групп населения — по профессиональному, территориальному, гендерному признакам. У нас это может кому-то не нравиться, но это народное представительство, которое было взято из принципов формирования народных советов — и УССР, и других республик. Что касается «открещивания»…

— В этот момент часть ваших коллег проводила встречу с лидером оппозиции, Светланой Тихановской.

— Та же Евгения Кравчук (замглавы фракции. — Авт.) оправдывается перед людьми. Ей кажется, что мои взаимоотношения с Беларусью, Александром Лукашенко не нравятся гражданам Украины. На самом деле она ошибается. Может, это не нравится «соросятам» и ей лично, но большинству граждан как на Востоке, так и в Центре, и на Западе — подчеркиваю — нравится политика Лукашенко, и социсследования это показывают. По последним данным КМИС, 36% граждан Украины хотели бы видеть своим лидером такого, как Лукашенко (либо самого его). И если бы президентские выборы проводились сейчас, то, как ни странно, их у всех наших кандидатов, — и у Порошенко, и у Зеленского, и у Бойко, — выиграл бы именно он.

— На фракционных встречах вам вспоминали об этой поездке?

— Некоторые журналисты, общественники, блогеры думают: «О! Вот это «зашквар», за это нужно поругать и выгнать!» И тому подобное. Но время, когда мои действия считали «зашкварами», — прошло. Теперь многие понимают, что это ложится в канву и логику настроений людей в Украине. Поэтому хейтить меня — означает хейтить и тех граждан, которые меня поддерживают. А их, поверьте мне, будет все больше! Потому что сейчас востребована разумная политика, политика экономического прагматизма, которая в итоге приведет к улучшению жизни людей. Им надоело ждать выполнения «космических» обещаний — евроинтеграции, исполнения непонятных инвестпроектов, которые когда-то, лет через 100, им принесут счастье. И то — неточно. В этом уже все разочаровались. А нужно, чтобы была социально ориентированная политика, экономический прагматизм. И когда мы говорим, что поднимаем зарплаты и пенсии, то точно произносим — и за счет чего.

— И какие есть идеи?

— Сделать это можно за счет увеличения товарооборота с Беларусью, Казахстаном, в том числе с РФ, там также большой товарооборот. С Китаем. С другими восточными странами. Эти отношения приведут к улучшению качества жизни. Люди это поймут — вопрос времени.

— Видел недавно видео в вашем «Телеграм»-канале: вы в буфете парламента подходите к кругу депутатов, в котором сидели и глава фракции Давид Арахамия, и Елизавета Ясько. Начинаете их «подначивать». В ответ они вам передают «привет Лукашенко и Назарбаеву». Получилось ядовито. Такие у вас с ними «высокие» отношения?

— Они думают — это круто, что они «стебутся» надо мной, подшучивают над белорусами и Лукашенко.

— Да, но какие у вас с коллегами человеческие отношения? Или они, понимая, что вы уже не очень «с ними», позволяют себе разное?

— Понимают, что меня уже не могут «догнать», я уже оторвался от их антинародной «зашкваренности». Я ведь сразу сказал — не буду голосовать те или иные законопроекты против народа, не пойду вразрез с интересами избирателей! А им остается только подшучивать. Это раньше кто-то еще пытался что-то говорить, высказывать мнения. Сейчас улыбаются. И большинство подходят ко мне, жмут руку, говорят: «Молодец, правильно делаешь!» Это моя политика, мои убеждения. И если ты настоящий политик, а не чья-то «шестерка», у тебя должно быть свое мнение. Своя позиция. Если у тебя ее нет — что же ты тогда делаешь в политике?! Пусть смеются сейчас. Пройдет время — будут падать. И плакать. Кстати, по поводу «поздравления» от Арахамии. Я же подошел, спросил: «А что это у вас за собрание?» — и Лиза Богуцкая ответила, мол, «собрание соросят». Уже сами себя обозначают, не стесняются — мол, «кто такие «соросята», почему вы это придумали… И уже не отвертятся!

— А какие настроения в целом во фракции? Знаем, что одного из топовых спикеров, Александра Качуру, исключили из некоторых фракционных чатов, где обсуждается стратегия. А вы там есть?

— Я не знаю, в каких дополнительных чатах был Александр. Я был в официальном чате фракции. Есть чат мажоритарщиков, которые были избраны от СН.

— Есть еще у каждой депутатской группы внутри фракции.

— Это называется «подфракция», да. И есть еще профессиональные, комитетские, чаты — в комитетах. В моем случае — два, из одного я вышел пару месяцев назад. Там были одни «слуги». А остался в том, где есть все члены комитета, вне зависимости от партпринадлежности. Есть еще общий информационный чат.

— И чат для оптимизации чатов?

— (Смеется) Вот и все. Меня из какого-то, конечно, исключали… Реально рабочих — четыре. Остальное лишнее.

— Чем обстановка там отличается от той, что была полтора года назад?

— Раньше я был очень активным в официальном чате, были перипетии постоянные. Я одного из коллег, Сашу Аликсийчука, даже посылал «на три буквы» — он перепутал Конституцию Украины с российской, в ответ на то, что я процитировал украинский Основной закон. Потом эту переписку кто-то «слил» СМИ, ее опубликовали. Такой вот патриот из Ровненской области. Ярый майдановец, отстаивает интересы жителей Западной Украины. Хотя, на мой взгляд, он ошибается и отстаивает интересы других стран. Потом я понял — зачем метать бисер перед определенными животными… И перестал быть активным в чатах. Надоело что-то доказывать, когда люди не хотят понимать меня. Вместе с тем, во фракции достаточно адекватных депутатов, вменяемых. Но, знаете, есть пословица: «сумасшедший — это плохо, а активный сумасшедший — еще хуже». Вот людей второго типа у нас очень много в чате. И с ними лучше не общаться. Вот я езжу в Казахстан и налаживаю отношения. Мы ведь вместе с вами ездили, вы видели отношение к нам со стороны казахов.

— Весьма теплое и дружественное. Они готовы с нами сотрудничать. А рядом еще Узбекистан, Таджикистан. Товарооборот с ними минимален, почему так?

— Совершенно верно, они готовы. Мы же будем отстаивать наши рынки, делать все, чтобы увеличивать наш экспорт. В этом кроется секрет успеха нашей экономики. Кто-то не понимает этого, начинает занимать деньги у МВФ. Они временно-то, может, и нужны, но когда это происходит на протяжении 20 лет, и экономика все хуже, значит, что-то неправильно, ведь так? Я предлагаю всем — и президенту, и премьеру, и коллегам: ребята, если мы хотим улучшить экономическое состояние страны — поехали со мной. В Туркменистан, привезем газ! Нужно из Туркменистана строить газопровод. Я два года назад начал об этом говорить! Встречался с нашим послом там, он сам на меня вышел. Говорит: туркменская сторона имеет интерес в том, чтобы через Каспий, Азербайджан и Грузию к Черному морю провести трубопровод в Одессу. И мы тогда были бы независимы энергетически. Да у нас газ был бы дешевле, чем в России!

— А политически мы готовы к такому трубопроводу? У Туркменистана не лучший имидж.

— Наша задача — это увеличение товарооборота, улучшение экономики. А избиратель — после разберется. И на выборах сделает выводы. У нас же пока нет своего рычага, я же не глава фракции, не Арахамия, не могу говорить: «Голосуем за». Я могу только высказывать свою позицию, аргументировать. Ведь что прежде всего? Не «Україна понад усе», как кричат наши «бандеровцы». А «Українець понад усе». «Людина», понимаете? И не «этнический» украинец, а гражданин, патриот своей страны, который создает благо своим трудом. А не приходит на манифестации, забастовки и не платит при этом налоги.

— Раз так, у меня политический вопрос. Самый ожидаемый политический проект будущего — это партия, которую может создать спикер, Дмитрий Разумков.

— Конечно. Называется «Разум» — во всяком случае, так его представил Кирилл Тимошенко (замглавы Офиса президента. — Авт.) в «Телеграм»-канале «Тайны депутата», который, как мне кажется, он ведет.

— Когда спикер записал свой видеоролик, многие сказали — «Все шито белыми нитками, он создает свой политический проект». Это так?

— Вот почему все говорят: как только сделал ролик — все, самостоятельный политический проект?

— В современном мире это, примерно, как бросить перчатку.

— Многие депутаты записывают подобные ролики. Правда, их никто не видит — они никому не нужны.

Ролик Разумкова мы заметили. Но после — тишина. На спикера давят?

— Разумкова точно хотят убрать с поста главы ВР. Об этом все депутаты сейчас говорят. И я в этом уверен. А вот удастся ли им это сделать — вопрос… Писали, что под это уже даже собирали подписи, но я подтвердить этого не могу, не видел. Однако у Дмитрия Александровича в любом случае ситуация выигрышная: если его снимут — станет ясно, что он в оппозиции к фракции. Будет создавать политическую партию, и это уже более активный путь. Тогда уже определится — перестанет быть «и нашим, и вашим». Я с ним на «ты». Говорю ему: «Дима, нельзя быть тепленьким, нужно определяться, с кем ты».

— Где-то он даже похож на президента Зеленского образца 2019 года: тогда тоже никто не мог его «прочитать».

— Но вы же понимаете, что эта карта уже бита. Ее использовали, второй раз так уже не выйдет! Надо четко позиционировать, с кем ты. На Юго-Востоке ногами или на Западе? Разумков может стать лидером мощной политсилы. Может, даже следующим президентом. Но на Юго-Востоке начинает наступать и Шевченко со своими людьми.

— А какие показатели у СН на Юго-Востоке?

— Примерно на четвертом месте. Но это выбор Александра Корниенко (глава партии СН. — Авт.) Я с ним говорил, и он прекрасно отдает себе отчет в этом. Они понимают, куда идут — и куда иду я.

— Понимаете ли уже, что именно строите? Кто соратники, каковы политические и финансовые возможности?

— Да рано говорить. Мы полноценную политсилу пока не строим — лишь себя позиционируем. Есть несколько человек в Раде, готовые меня в этом поддержать.

— Сколько вас?

— Точно есть семь депутатов. Плюс есть достаточно много людей, кто находится вне стен парламента, известен, узнаваем, активен и хотел бы нас поддерживать. А финансы — это самое последнее. Если у человека есть поддержка на уровне 1,5–2% избирателей, тогда акционеры всегда найдутся — те, кто вложит в тебя деньги. Время покажет. Ну, и мы точно понимаем, что я больше не пойду на выборы со «Слугой народа». Не потому, что не люблю, а потому, что мы идеологически разные. Нельзя быть «белой вороной» в стае черных.

— Какой была практика наполнения кадрами «Слуги народа» в самом начале?

— Не было понимания, где их брать. На округа нужно было кого-то поставить, а ведь никого не было! И решили провести жеребьевку, в буквальном смысле взять имена и выбрать из них — так, во всяком случае, мне рассказывали коллеги. Предложение поступило от Михаила Федорова (вице-премьера, министра цифровой трансформации. — Авт.) К примеру, по округу Вячеслава Богуслаева (экс-депутат, глава правления «Мотор Січі». — Авт.) №77 было вообще неясно, кого ставить — все его боялись! Он ведь там три созыва подряд всех побеждал с огромным перевесом, он могущественный и авторитетный. И в нашу пользу сыграло то, что его испугались совершенно все партии и не выставили там сильных политиков вообще. Тем самым расчистили поле для нашего фотографа (Сергея Штепы. — Авт.), именно его фамилию вынули при жеребьевке.

— Как видим, готовятся определенные изменения у СН. Как у партии — в части идеологии, так и у власти в целом.

— Вы имеете в виду ориентир на «радикальный центризм», объявленный Александром Корниенко? Как-то это напоминает Ляшко…

— Скорее «закручивание гаек» на заседаниях СНБО. Наложение санкций на политиков и телеканалы… Что происходит?

— Ведут партию от центра «вправо». А это всегда ближе к Западной Украине. Это поле правоцентристов. Это право партии. Есть субъективная идея, и я тут могу ошибаться. Но мне кажется, что Владимир Александрович хочет выдавить Петра Порошенко с его электорального поля, чтобы он никогда больше не стал президентом. Сам он не стремится быть президентом, я полагаю.

— Сам Петр Порошенко, тем временем, пошел на формальную смену собственника «Прямого» телеканала. Испугался?

— С юридической точки зрения, он честно и открыто показал, кто является бенефициаром этого телеканала. В полном соответствии с законом о СМИ показал, прошу заметить.

— Но почему именно сейчас? Мог и год назад.

— Очень просто: если там стоит подставное лицо, которое не имеет достаточного «белого» дохода, чтобы финансировать телеканал, — и это идет как бы «от Порошенко», и если это можно доказать — значит, есть скрытая сделка.

— Там формальным владельцем был бывший функционер Владимир Макеенко.

— Так. И «скрытая сделка» закону не соответствует — соответственно, можно ввести определенные санкции (я говорю не именно о санкциях Совбеза, а об инструменте наказания как таковом, скажем, штрафах). Он решил не рисковать и показать, кто является бенефициаром на самом деле. Юридически — правильный ход.

— А кто влияет на решения, которые принимает президент? Кого он слушает?

— Скажу, кто может влиять. Это Андрей Ермак (глава ОП. — Авт.), это и политики из США. Влиять — не означает «давать команды» или «заставлять», это значит — убеждать. Мы ведь с кем-то дружим, а с кем-то — нет. Это естественный процесс.

— А его друзья, кто с вами вместе сидит под куполом: Максим Ткаченко, Юзик, другие «квартальцы» — с ним еще встречаются?

— Думаю, они перестали с ним встречаться, как это было раньше. Это субъективно — делаю выводы из того, что я вижу. Смотрите, мы недавно встречались с депутатами. И ясно стало: президент сейчас очень злой, и он может вообще парламент распустить. Мы не можем собрать голоса по проекту закона, где он наложил вето — это касается наделения Витренко полномочиями для возможности выплаты зарплаты шахтерам. Маленький момент, который повлияет на жизнь многих. Речь ведь о зарплате! А разные группы начинают вести какие-то игры. Он говорит: зачем нам такая команда, если мы не можем провести элементарный вопрос? Если будете так делать, я могу вас распустить.

— Он сам так говорил вам?

— Не лично. Эти слова передают, и ходят такие слухи. Сегодня я другое слышал: раз не хватает голосов, то тех, кто в «олигархических» группах — у нас же есть, знаете, внутри фракции, группы, которые голосуют по-другому…

— Например, группа Павлюка, которая была условно распущена.

— Ну, вот есть такое виденье. Пусть они будут, не надо обращать на них внимания. А просто войти в коалицию с другими фракциями и создать большинство.

— «Вести» писали о подобном намерении в отношении «Батькивщины».

— По закону, можем взять в коалицию не только фракцию (их должно быть две), но и внефракционных, т. е. группы. Скажем, та же группа «Довіра» может вполне спокойно войти. «Слуга народа», «Батьківщина» и «Довіра» — и уже есть «пасьянс на троих». Но для этого надо переформатировать руководство парламента. И у ОП тут, как мне кажется, есть двойная цель: с одной стороны, наказать тех, кто сгруппировался и работает только на себя, и с другой — снести с поста Разумкова и назначить Руслана Стефанчука либо представителя «Батьківщини». Они ведь не просто так пойдут в коалицию, им нужны кадры, они хотят влиять на ситуацию.

— Как мы писали, у Юлии Тимошенко есть амбиции получить в случае вхождения в коалицию должности министра агрополитики и главы аграрного комитета парламента. Слышали об этом?

— Они хотели пост министра агрополитики — но там уже Лещенко. А он — любимчик президента, и им вряд ли отдадут эту должность. Лещенко, в принципе, хочет быть вице-премьером или даже премьер-министром, поэтому вряд ли они получат Минагро.

— Большинство, в принципе, работоспособно?

— Сегодня вот (в пятницу, 19 февраля. — Авт.) не было 70 человек. Где они? Замерзли, в пробках застряли, совесть потеряли? Не знаю. Все ходили к замглавы фракции, нервничали. Нельзя принять элементарные вещи, когда в зале нет 70 человек! А «Батьківщина» перестала вообще подголосовывать. Сегодня же Юлия Владимировна пошла по вызову в Генпрокуратуру. У нас, знаете, как только начинают создавать какую-то коалицию, появляются такие вызовы. Такая политика на Украине!


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности