01.11.2020      87      0
 

Зарплаты от $1000 и коптеры над головой. Что происходит на линии фронта на Донбассе.

«Страна» побывала в нескольких подразделениях ВСУ, стоящих на передовой на Донбассе. И выяснила, что происходит на фронте. А также, что думают бойцы о прошедших выборах и украинской политике.


Автор: Александр Сибирцев, Страна.UA

«Страна» побывала в нескольких подразделениях ВСУ, стоящих на передовой на Донбассе. И выяснила, что происходит на фронте. А также, что думают бойцы о прошедших выборах и украинской политике.

Отметим, что поезда состоялась еще до недавнего обострения на линии фронта.

«Коптеры летают низко — можно шваброй сбивать»

Путь на опорные пункты петляет между мертвых разбитых поселков и полуразрушенных промышленных локаций с остовами проржавевшей техники. То и дело попадаются выщербленные пулями и осколками стены, дорога грунтовая с редкими вкраплениями остатков асфальта. Боец в бандане и бронежилете крутит руль «Хамви», отводя джип от частых воронок и просто ухабов. Джип подпрыгивает, напоминая взлетающий истребитель и тяжко грохочет, приземляясь. 

После получаса рева мотора «Хамви», передовая кажется неким оазисом тишины. Так здесь уже почти три месяца, с начала перемирия.

Вот уже третий месяц на переднем крае относительная тишина, которая время от времени нарушается короткими, хотя иногда и кровавыми боестолкновениями с погибшими с обоих сторон.

Кроме того, даже в спокойные дни хоть раз в сутки на разных участках слышны одиночные выстрелы и взрывы. Стреляют по обе стороны фронта по нейтральной полосе, как правило, из автоматов. Чтобы просто обозначить присутствие, дескать, мы здесь и никуда не ушли. Также над позициями то и дело зависают беспилотные коптеры с видеокамерами. По ним открывать огонь также нельзя – начальство запрещает.

Несмотря на то, что часто коптеры снижаются почти на высоту двух – трех метров.

«Можно шваброй сбивать» — шутят бойцы по поводу воздушных шпионов. К слову, коптеры запускают тоже по обе стороны фронта.

Пока длится перемирие, разведка работает, уточняя позиции противника.

На передовой нет веры украинским политикам. Ни новым, ни старым

На передовой нет веры украинским политикам. Ни новым, ни старым

Но диверсионно-разведывательные группы уже третий месяц на «ноль» не выходят. Именно с действиями ДРГ связана большая часть потерь по обе стороны фронта до перемирия – бойцы гибли на растяжках и минах на нейтральной полосе, а также гибли от снайперских выстрелов. К слову, снайперы на переднем крае сейчас тоже молчат.

Хотя один из офицеров тайком признается, что каждый вечер изучает через объектив прицела снайперской винтовки позиции сепаратистов.

«С той стороны снайпера тоже скучают. Видел позавчера чужого снайпера, так получилось, что лежали друг напротив друга на дистанции в 500 метров. Чужой тоже водил объективом прицела по сторонам. Думаю, тоже мысленно нажимал на крючок и говорил «бах», увидев хорошую цель» — признается украинский снайпер.

Несмотря на молчание снайперов, на переднем крае все равно опасаются чужих стрелков и передвигаются на потенциально простреливаемых участках бегом и пригнувшись.  

COVID-19 внес свои коррективы в окопную жизнь. Перед выездом на позиции у всех журналистов и пресс-офицеров военные медики измеряют температуру. Солдаты ропщут на ограничения по увольнительным в ближайшие поселки и городки – Донбасс почти везде в «оранжевых» и «красных» зонах. Хотя масштабов тыловой эпидемии на передке нет – визиты посторонних на фронт редки.

«Когда-нибудь военные скажут свое слово в политике»

Начальство приезжает редко, но с конвоем и ненадолго. К слову, поездка совпала с поездкой сотни нардепов из фракции «слуг» на фронт и днем выборов. Стоит отметить, что депутатский десант практически все военные оценили, как предвыборный пиар политиков. О политике военные говорят не жалея матерных слов.

Пресс-офицеры, которые всегда сопровождают журналистов в зоне боевых действий, просят не публиковать такие интервью. Или хотя бы не называть номера подразделений и имена бойцов. Многие военные считают, что нынешнее перемирие ослабляет Украину и ее армию. А некоторые уже открыто поговаривают о том, что военным нужно идти во власть и «спасать государство».

Младший лейтенант Юрий, в АТО – ООС с 2014 года, убежден, что в тылу происходит «тотальное предательство»: «Это не выборы, а цирк на дроти. Политики все на прикорме у олигархов, что при Порохе, что при Зе. До нынешних клоунов у власти был Порох со своими мародерами. Я был под Иловайском, и видел тот кошмар в августе 2014 года. А тем временем парады устраивали в Киеве и Порох рассказывал, что мы вот – вот вернем себе Донбасс. И при нем, и при Зе политики воровали и жрали в три горла. Никто за подставы армии в 14 и 15 году так и не сел. Зе пообещал посадить, но тоже на..бал всех. Нас предали еще в 2014 году и продолжают предавать сейчас».

По мнению старшего офицера Ростислава, результаты нынешних выборов лишь покажут бессилие центральной власти и приход к власти «местечковых» олигархов.

«Если говорить о «новых» кандидатах, то впечатление, что во власть прет куча каких-то левых людей. Без увеличительного стекла видно, что на них пломбы негде ставить – …ляди на содержании политиканов и олигархов. Те из старых местных политиков, которые баллотируются — по уши в коррупции. Если честно, выбирать не из кого, альтернативы продажным политикам и их марионеткам вообще нет. Обещаний куча. Все бьют себя пяткой в грудь, что станет сразу все хорошо. Но ничего не изменится, это давно мне понятно. Но когда-нибудь мы, военные, скажем свое слово в политике. И оно будет очень неожиданным для всех старых политиканов» — прогнозирует офицер.

«Бойцы и штабисты – это абсолютно разные люди, хоть и в одной форме»

Заметно, что в украинской армии постепенно рождается каста фронтовиков, которые имеют свое мнение на политику. Эти бойцы уверены, что именно военные – ветераны АТО – ООС когда-нибудь возьмут власть в свои руки.

К слову, подавляющее большинство фронтовиков, пробывших в АТО – ООС более года, четко дистанцируют себя от «старого генералитета» и «штабистов».

фронт на Донбассе

фронт на Донбассе

«В Генштабе и штабе ООС сидят офицеры и генералы, которые вообще не понимают, что происходит на фронте. Отдают приказы от фонаря, совершенно бесполезные. Для них линия фронта — это какой-то театр или мультик. Делопроизводство для них главное – тонны бумаги уходят на отчеты для штабов. Потом приезжают на минутку на передок и снова назад, в тыл. Потом глядишь, а у всех штабистов за ротацию – по медали новенькой на груди. Реальные бойцы и штабисты – это абсолютно разные люди, хотя и в одной форме. Цели штабистов – доказать начальству что у нас все отлично. Для них перемирие – манна небесная, меньше стреляют, меньше проблем. Наша цель — это война. Для военных перемирие, затишье, это беда. Война нужна армии, что бы не расслаблялись бойцы. Это как брусок, на котором точат нож. Если нож лежит в ножнах, он ржавеет», — делится мыслями старший лейтенант Игорь В.

«Мир так, как его видят в Киеве – автономия для сепаров. Фактически, независимость для «ДНР-ЛНР». Даже в опросе Зе на выборах был вопрос, нужно ли делать на Донбассе свободную экономическую зону, с намеком, что сепары тут же присоединятся к СЭЗ. Если такое произойдет, кое-кому в Киеве придется несладко. Мир может быть только на условиях полной ликвидации сепаратистов и всяких «ДНР-ЛНР». В Украине уже достаточно людей, получивших боевой опыт на этой войне», — говорит один из офицеров. 

«Во время перемирия для заробитчан лафа»

Почти все ветераны ООС и тем более новички на передовой уверяют, что их главная мотивация – война за возвращение Украине Донбасса.

Однако часть из них нехотя говорит, что боевые надбавки к зарплатам тоже играют свою роль.

Это, кстати, и есть одна из причин, по которой на передовой с большим подозрением относятся к перемирию — опасаются, что оно рано или поздно перерастет в стабильный мир и они лишатся боевых надбавок.

«Конечно, война до победы, это отличный лозунг. Для политиков типа Порошенко и Билецкого. Но если смотреть трезво на все, то дураку понятно, что у Украины пока нет шансов победить в этой войне. За спиной сепаров Россия с огромными ресурсами и армией с огромным опытом. Но здесь, на передке об этом говорить не принято – начнешь спорить, сослуживцы назовут предателем. А это здесь чревато.

По большому счету, многие из контрактников и офицеров едут сюда уже не воевать, а зарабатывать деньги. На передке зарплаты у каждого – от тысячи долларов и выше. Для многих, это огромные деньги. Например, перед выездом в ООС многие наши офицеры продали свой старый автохлам. А за несколько месяцев прикупили себе машины посвежее, хоть и на еврономерах.

Кстати, за три месяца перемирия количество желающих ехать на передок увеличилось в разы. Когда здесь стреляли, желающих столько не было. А сейчас здесь для «заробитчан» лафа – тихо, не стреляют. И за штуку баксов зарплата капает. Чем не жизнь? Поэтому многие бойцы просто боятся, что после окончания войны останутся без работы и денег», — откровенничает один из офицеров.

Война зарывается в землю

Пока длится перемирие, по обе стороны фронта потихоньку идет укрепление старых позиций. Хотя это и запрещено условиями прекращения огня, но на это обе стороны внимания не обращают, пользуясь тишиной, чтоб спокойно работать. При этом обе стороны утверждают, что противник сдвигает свои позиции постепенно вперед.

Извилистые километры траншей полного профиля – выше роста человека перемежаются блиндажами и опорными пунктами. Опорники «заточены» под бой, ничего лишнего на них нет. Все здесь приспособлено что бы в течение считанных секунд открыть огонь.

блиндажи на Донбассе

блиндажи на Донбассе

Блиндажи переднего края, в отличие от опорников, это большей частью жилые и подсобные помещения. На войне бойцы стараются воссоздать хоть чуть тылового уюта.

В траншеях встречаются блиндажи, обустроенные внутри как настоящие городские квартиры, с полами в ламинате, обоями на стенах и даже бойлерами, которые подключены к дизель-генераторам.

Почти в каждой роте на переднем крае есть свой самодельный спортзал со всем необходимым для спорта. Все это было обустроено еще до перемирия. Фронтовые ротации длятся от пяти до семи месяцев, время для устройства быта есть.

Война еще с 2017 года все более зарывается в землю. Позиции постепенно превращаются в подобие крепостей, а линия фронта в границу между заклятыми врагами. Все это может длиться годами – рецепта мира с условиями, которые бы устраивали все стороны, пока никто еще не предложил.


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности