Зачем хозяину Кремля понадобился Стоун

Зачем хозяину Кремля понадобился Стоун

Итак, канал Showtime закончил показ всех четырех серий фильма Оливера Стоуна The Putin Interviews. Российская премьера начнется с 19 июня, но уже можно подвести некоторые итоги.

Хотя Путин для Запада — политический труп в стадии разложения, его не собираются отправлять на покой. Напротив, прикупив слегка поехавшего крышей на «борьбе с системой», но именитого в прошлом режиссера, российский режим отправил своего кадавра на территорию противника. Фильм Стоуна рисует «человеческое лицо» не России и не ее режиму, а лично Владимиру Путину. Причем фильм адресован в первую очередь американской и, шире, западной аудитории, но явно не российскому зрителю. Какова же цель такой спецоперации?

Фильм-спецоперация

Стоун, известный режиссер и сценарист, с годами превратившийся в примитивного левака с крайне схематичными взглядами, год от года все увлеченнее демонстрирует неприятие любого мнения, разделяемого правительством США. Вероятно, это и привлекло к нему внимание российских специалистов по информационной войне. Все дальнейшее: творческий союз Стоуна с «американским режиссером украинского происхождения» Игорем Лопатенком, приезд в Россию, выпуск «Украины в огне» и наконец возможность снять фильм-интервью с Путиным в главной роли, было уже следствием этого. Что бы ни воображал о себе Стоун, его вели все эти годы и вели очень плотно.

Сам Стоун, очевидно, увидел в фильме возможностью отвесить под занавес карьеры еще одну пощечину американскому общественному мнению и заодно немного заработать. Ради этого потухающая звезда Голливуда согласилась на роль послушного исполнителя. Россияне контролировали в фильме все — от декораций до реплик Путина.

В кадре в основном присутствуют три человека: Путин, Стоун и переводчик-синхронист, прочие возникают лишь эпизодически и во многом случайно. Стоун задает вопросы на английском, Путин отвечает по-русски, это сопровождается английским закадровым переводом. Заодно нам показывают быт российского президента: его рабочие кабинеты, конюшню, игру в хоккей — и Путин бросает реплику: «Мистер Стоун, следить недостаточно, вы должны за меня болеть». Вот Путин, Стоун и синхронист, расположившийся на заднем сиденье, едут в машине: Путин за рулем, оператор снимает откуда-то из-под колена Стоуна, сидящего справа впереди. Это наводит на мысль о съемочном павильоне и о том, что машина никуда не едет и вообще лишена одной двери, поскольку иначе в ней не разместился бы оператор. Эти милые пустячки несколько оживляют интервью, но фильм все равно крайне скучен. Все вопросы, на которые решился Стоун, стерильны. Понятно, что и ответы Путина для человека, мало-мальски находящегося в теме, предсказуемы и банальны.

Путин дожил до критики во время телемоста

В итоге весь фильм — по сути, пропагандистский официоз, адаптированный для американского зрителя. Четыре часа Путин говорит ни о чем, отделываясь шутками в тех случаях, когда Стоун нечаянно заступает за черту и отвечать Владимир Владимирович не хочет. Шутки Путина выдержаны в обычном для него армейско-сортирном стиле, хотя и несколько смягченном, чтобы не шокировать американцев. Занятно, что те же четыре часа пропагандистского официоза — и с такими же плоскими шутками — публике российской скормили сразу и одним куском как раз в паузе между последними двумя частями творения Стоуна. Причем юбилейная 15-я часть «Прямой линии» была столь же малосодержательной. Впрочем, это не единственное, что объединяет оба проекта: в нынешнем разговоре со своей страной, как и в разговоре с Америкой, Путин вдруг стал выглядеть частным лицом в гораздо большей мере, чем президентом. Удивление — искреннее ли, деланное — на извечный вопрос глубинки, где деньги-как жить-когда это кончится, создавало впечатление, что ВВП давно уже потерял и интерес, и возможность, и желание влиять на происходящее в России.

Стоун, к слову, об этой усталости тоже проговорился. На вопрос «Почему вы так мягко обращались с Путиным?», заданный ему в ходе его интервью в The New York Times, тот ответил: «Если бы я задавал ему слишком острые вопросы, он в любую секунду мог бы прекратить интервью. Это же было его решение». А ведь раньше ВВП острых вопросов не боялся.

Как бы то ни было, Стоун отказался от роли интервьюера, согласившись на скромную миссию ретранслятора. Иногда еще и суфлера: когда Путин запинается, Стоун подсказывает: «Ведь правда, что цель Соединенных Штатов Америки — разрушить экономику России?» или «Ведь вы ушли из КГБ из-за этических соображений?» И Путин благосклонно соглашается: «Мне это не приходило в голову, но раз вы говорите, наверное, так оно и есть».

Пока Стоун подстраивается под Путина, тот, в свою очередь, тоже подстраивается, но уже под американского зрителя. Точнее, под тот сорт американского зрителя, который в силу неискушенности все-таки может, хотя бы отчасти, воспринять всерьез грубую пропагандистскую поделку, сделанную Кремлем руками Оливера Стоуна и под его товарным знаком. Путин старается говорить именно то, что будет приемлемо для таких зрителей, особенно по третьестепенным вопросам, а действительно важных и острых тем в фильме нет. Он хвалит Рейгана как «очень организованного человека». И даже Маккейн ему, оказывается, «немного симпатичен своим патриотизмом и своей последовательностью в защите интересов своей страны», хотя, увы, «живет в старом мире, не хочет взглянуть в будущее и не видит реальных угроз».

Кто такой Путин?

Здесь самое время чуть отвлечься и уточнить: с кем именно Стоун ведет свои диалоги? кто ему отвечает? who is mister Putin?

Можно спорить о том, существует ли в настоящее время «официальный» Владимир Владимирович Путин как физическое лицо или он давно мертв и заменен группой двойников. Но даже если Путин-человек и существует, он не более чем говорящая кукла с микронаушником в ухе. Каждая фраза, сказанная им публично, рождена коллективом специалистов, ответственных за официальный образ российского лидера. Его ответы не направлены на описание реальности, даже если допустить, что они в силу стечения обстоятельств в чем-то и когда-то оказываются правдивы. Любые публичные выступления Путина выполняют иную задачу: они формируют определенное видение реальности у той аудитории, на которую направлены. Таким образом, интересны только два вопроса: для кого именно в Кремле затеяли съемку фильма и что этим фильмом хотели сказать.

Кто привел Россию к войне с Украиной?

Итак, о чем говорил Путин? Он, во-первых, проговаривал основные тезисы официальной российской позиции по значимым вопросам, но делал это аккуратно, избегая шагов на обострение. Путин упрекнул США в том, что у них «нет союзников, а есть только вассалы». Сообщил, что в 1991 г. подал в отставку из КГБ, «будучи не согласен с попыткой государственного переворота, предпринятой правительством». Заверил, что Россия никогда не вмешивалась и не собирается вмешиваться в дела других государств. Рассказал, что, когда Ельцин предложил ему в августе 1999-го возглавить правительство России, он испытал сильнейший страх за свою семью. Поведал, что его дочери «не занимаются политикой и крупный бизнесом, они занимаются наукой и образованием», но не сообщил о них никаких подробностей. То есть страх, надо полагать, не прошел и поныне. Не странно ли это? И есть ли в мире хоть один лидер страны, который так тщательно прятал бы от прессы свою семью и чья биография была бы столь же полна белых пятен?

Впрочем, пятна эти скорее серые и никакой тайны не составляют. В США путинский режим внимательно исследуют. Вот профессор Карен Давиша написала книгу «Путинская клептократия», где показала, что всем богатством России распоряжаются примерно 700 человек. Есть фильм Who is Mr. Putin Валерия Балаяна, также раскрывающий криминальное происхождение президента России. И даже если ранний Путин, ставший героем этого фильма, уже не существует физически, суть режима от этого не меняется. И все или почти все, за вычетом, быть может, Оливера Стоуна и небольшого числа его единомышленников, это понимают. А может быть, и без вычета. Не все ведь критики американских властей вот так сразу за Путина. Многим из них просто нравится смотреть, как кто-то создает этим властям проблемы.

С белым флагом наперевес

Позитивных рецензий на фильм нет, все критики отмечают его ангажированность. Но тогда зачем все это затеяно?

Вероятно, причина в том, что фильм все равно будут внимательно смотреть. В первую очередь те, кто занят российской проблематикой, а их немало. Очень похоже на то, что именно им фильм и адресован. Не в силах отмыть свою скверную репутацию, Путин пытается ее хоть немного размыть и получить некоторую свободу маневра.

Во-первых, он ненавязчиво намекает на старый сценарий «полезного дяди Джо»: мол, «мы были союзниками в Первой мировой войне, во Второй мировой войне. Сейчас у нас общие угрозы, связанные с международным терроризмом, с бедностью во всем мире, с деградацией окружающей среды, которая реально угрожает всему человечеству. В конце концов, мы накопили столько ядерного оружия, что это тоже стало угрозой для всего мира. Нам бы не мешало об этом немножко подумать. Нам есть над чем работать».

Путинский газопровод, приносящий миллиарды в обход санкций

Сталина ведь тоже не особо жаловали на Западе. Но за поставки пушечного мяса для разгрома Германии Запад закрыл глаза на людоедскую суть СССР и пустил вождя народов в клуб победителей.

Правда, Путину в отличие от Сталина предложить Западу особо нечего. Да и угрозы, которая могла бы повлечь такой размен, сегодня нет, как ни старается Москва посеять в Европе хаос и террор. Но заявка сделана, и если обстановка изменится, то вдруг она сработает? А если не сработает, то есть план Б: отделить окружение Путина от России. Раскачать потихоньку версию о том, что Путин вовсе не злодей, а скорее пленник обстоятельств, вынужденный лавировать между Западом, диким российским народом и своим окружением. Его нужно понять и простить, а если не его, то хотя бы его дочерей и часть ближайших соратников, которые ни при чем. Тем более если в нужный момент сам Путин вдруг помрет, а те, по кому плачет Международный трибунал, либо тоже помрут, либо окажутся лидерами новой России.

И тогда старая элита эвакуируется на Запад с деньгами, которые они уже сейчас, в обход санкций, инвестируют в высокотехнологичные экстерриториальные проекты вроде платформы «Морской старт», купленной S7 Group. Которая вроде бы и российская, но которой украинскому «Южмашу» не зазорно поставлять ракеты. И дочери Путина будут спокойно жить в домах, купленных в Биаррице. Конечно, десятком-другим фигур пожертвуют, но большая часть из 700 нынешних владельцев России благополучно съедет на Запад. Бросив Россию догнивать в санкциях, в борьбе между Кадыровым, Навальным и Гиркиным и в бесконечных дискуссиях о том, похож ли Крым на бутерброд или все-таки нет. Причем единственным положением, с которым будут согласны все их участники, будет то, что отдавать Крым никак нельзя. Слова «зато Крым наш» станут последней скрепой России, которую перед уходом выжмут досуха. И Путин, весьма возможно, давно уже мертвый и замененный обученным актером, подмигивает с экрана, прозрачно намекая на возможность с большой выгодой поучаствовать в этом процессе, подыграв ему. И те, кто в теме, этот месседж наверняка поймут.

Сергей Ильченко, dsnews.ua.

Поделиться:
Оставить комментарий

Пожалуйста представьтесь

Нужно ввести имя

Пожалуйста укажите Ваше сообщение