Артем Филипенко: “Украина имеет рычаги влияния на Приднестровье”

Артем Филипенко: “Украина имеет рычаги влияния на Приднестровье”
Президент Украины Петр Порошенко и премьер Владимир Гройсман в прошлом месяце встречались в Киеве с премьером Молдовы Павлом Филиппом. Во время встречи глава Украины заявил, что Молдова отказалась вступать в НАТО, когда закрепила нейтральный статус в конституции, но несмотря на это российские войска остались в Приднестровье.

“Украина и Молдова – не просто соседи. Наши народы объединяют крепкие культурные и исторические корни. К сожалению, наш регион стал ареной для двух мировоззренческих концепций. Первая – демократические ценности, права человека, движение в будущее. Вторая – тоталитаризм и возврат в прошлое. Мы стали свидетелями попыток разжечь пожар межэтнической, межчеловеческой ненависти на пространстве от Донбасса до Днестра. Трудно себе представить, куда бы пришел этот пожар, если бы не стойкость и героизм украинских воинов. Четверть века назад Молдова столкнулась с похожим испытанием, потеряв часть территории. Сейчас мы видим настойчивые попытки навязать и Молдове, и Украине такие форматы реинтеграции, которые позволят извне решать судьбу народов наших стран. Эти попытки обречены на поражение”, – сказал Петр Порошенко. Об угрозах для Украины со стороны Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) Polukr.net рассказал одесский политолог, директор одесского информационного агентства “Контекст Причерноморье” Артем Филипенко.

– С ноября 2016 президентом Молдовы является пророссийский Игорь Додон. Как смена президента в Кишиневе повлияла на решение этого конфликта?

– После своего избрания Додон заявил, что решение приднестровского конфликта – одна из его ключевых задач. Он хочет решить эту проблему преобразованием Молдовы в федерацию. Додон сделал то, чего не делали его предшественники на этом посту – поздравил новоизбранного 16 декабря 2016 президента ПМР Вадима Красносельского с избранием. Первая встреча Додона – тоже с Красносельским.

Эти шаги беспокоят и Кишинев, и Киев. РФ годами пыталась решить конфликт в ПМР на свой манер – в 2003 году предложила так называемый “меморандум Козака”. Его автором был тогдашний заместитель главы правительства России Дмитрий Козак. Этот план предусматривал превращение Молдовы в “асимметричную” федерацию. ПМР должно было получить блокирующие полномочия в составе Молдовы. Например, по изменению внешней политики Кишинева, движения Молдовы в ЕС и НАТО.

Во время последнего визита Додона в Москву он встретился с Путиным. Характерно, что на совместной пресс-конференции и молдавский, и российский президенты вспоминали о “меморандум Козака”. Додон фактически признал, что отказ от документа была ошибкой. Подобное внимание к этому плану 13-летней давности может означать, что новая федерация, о которой мечтает Додон, должна быть создана именно на принципах “меморандума Козака”.

Через реинтеграцию ПМР в Молдову на своих условиях РФ хочет, во-первых, показать себя миротворцем на фоне имиджа агрессора в Украине. Во-вторых, апробирует эту модель для дальнейшего ее “продвижения” на Донбассе. Между приднестровским конфликтом, которому 25 лет, и украинским, которому три года, – много общего. Это все часть великой русской гибридной войны.

– Но Молдова – парламентская республика, поэтому мало ли чего хочет Додон …

– Да, Молдова – парламентская республика, в которой президент мало что решает. Поэтому есть обстоятельства, которые мешают ему реализовать московский сценарий. Ведь по конституции он не имеет таких полномочий. Этот вопрос решает парламент, где большинство составляют пока что проевропейские партии.

Для победы пророссийском лидеру Партии Социалистов требуется большинство в парламенте. Следующие парламентские выборы в стране запланированы на 2018 год. Но Додон может попытаться спровоцировать политический кризис, чтобы добиться досрочных выборов (у социалистов сейчас выше рейтинг, чем у правящей коалиции – Polukr.net), чтобы повторить свой успех президентских выборов (Додон победил во втором туре проевропейского кандидата Майю Санду с результатом 52,57 % против 47,43% – Polukr.net).

Еще одна проблема реинтеграции ПМР – кто будет платить за банкет? Например, Приднестровье задолжало России 6 млрд долларов за газ. Додон пошел на беспрецедентный шаг, который до сих пор не делал ни один кишиневский политик – во время визита в Москву признал этот долг молдавским. Это может иметь плохие последствия для Молдовы. Долг последней перед Россией значительно меньше – порядка млрд долларов.

–  Но там, наверное, есть еще много и других препятствий для реинтеграции Приднестровья?

– Да, за 25 лет в ПМР сложилась своя псевдогосударственными система, похожая на российскую – это относится и к образованию, и к достаточно мощной, для такой ​​маленькой страны, армии в несколько тысяч человек, к  милиции, таможне … Представить теперь, что это возможно интегрировать в состав единой Молдовы – сложно. Для этого придется найти деньги, которые ЕС навряд ли даст, а самая бедная Молдова – просто не имеет.

Замечу, что в Приднестровье все политики пророссийские. Там нет промолдовских или проукраинских политиков. Хотя местная элита, несмотря на зависимость от РФ, иногда проявляет характер, играет в какую-то самостоятельную игру, защищает свои бизнес-интересы. Но все это происходит только в рамках, разрешенных Москвой. Например, Красносельский на все упреки Додона заявляет, что ПМР выбрало путь независимости. Хотя и здесь произошли изменения. Спикер парламента Приднестровья недавно допустил возможность диалога с Кишиневом относительно политического статуса ПМР.

Также следует учесть настроения населения, 25 лет воспитывали в российской пропаганде, в страхе перед Молдовой, объединения последней с Румынией. Целое поколение выросло в реалиях этой квазиреспубликы.Трудно изменить их взгляды через несколько недель. Хотя, возможно, они поверят, если им расскажут по российскому телевидению, что Молдова вдруг стала хорошей.

– Какую роль сейчас играет Украина в решении приднестровского конфликта?

– Украина, согласно Московскому меморандумому 1997 года – один из гарантов переговорного процесса по урегулированию конфликта. Переговоры проходят по формуле – «5 + 2». Где «5» – это Молдова, Приднестровье, ОБСЕ, Россия и Украина. А «2» – это ЕС и США, которые являются наблюдателями в этом процессе.

После начала войны в Донбассе и аннексии Крыма урегулирование приднестровского конфликта отошло для Украины на второй план. На фоне отношений с РФ трудно представить, как мы можем договариваться о чем-то с Москвой. Непонятно, как в таких условиях вести переговоры с Кремлем, в частности, в попытке разрешить конфликт в другой стране, если на мы столкнулись с российской аннексией части своей территории аннексию,  если на нашей территории присутствуют российские оккупационные войска а у нас самих нет плана по урегулированию этого конфликта.

Но ранее на этой теме пытались играть практически все украинские президенты – Кучма, Ющенко, Янукович. Тем не менее, роль Украины в решении этого вопроса всегда была значительно меньшей, чем могла бы быть. Украина имеет рычаг влияния на ПМР – это торговля.

Ещё до  2014 года Киев уже сделал несколько шагов, благодаря которым в Тирасполе заявили о блокаде с украинской стороны. В частности, с 2006 года все товары из ПМР, ввозимые в Украину должны иметь молдавские таможенные документы. Был запрещен транзит через территорию Приднестровья подакцизных товаров, в частности горючего, изменены принципы доставки железнодорожных грузов, предназначенных для Приднестровья.

– Недавно Порошенко заявил, что российский контингент в Приднестровье могут использовать, чтобы нанести удар по Украине …

– Там небольшой российский контингент – три батальона: два мотострелковых и один батальон управления. Также там есть миротворцы. Вместе где-то 1400 человек с миротворцами включительно. Для нас там были риски в 2014 году, когда у нас армии, как таковой, не было. Сейчас в Одесской области есть армия, возрождаются военные городки, усилена охрана границы, стоят пограничники, Нацгвардия. Этот участок уже прикрыт.

Но угрозу несет не только российский контингент. Там также есть и армия Приднестровья. И если у российского контингента тяжелого вооружения практически нет, то в армии ПМР есть танки, системы «Град», тяжелая артиллерия, летательные аппараты. Эти угрозы постоянно существует, и самим фактом своего существования оттягивают определенные наши силы с других участков.

Потому, что даже если мы убеждены, что непосредственной военной угрозы на этом направлении нет, само присутствие ПМР, расположение там военного контингента, состав вооружений уже просто по факту создают для нас определенные риски.

– Туда, кажется, после краха СССР свезли всю военную технику из стран Варшавского договора. Она там до сих пор остается?

– Да, но точного ее количества и качества мы не знаем. В свое время Россия, по решению ОБСЕ, обязалась вывезти оттуда вооружения. Она начала даже это делать, но до конца процесс не завершила.

– Пропускает ли Украины российские военные грузы и людей для контингента в ПМР?

– Нет, Украина отменила все соглашения по этому поводу с РФ. Но значительная часть этого контингента – местные жители, которые имеют российское гражданство. Около 200 000 жителей ПМР (все население Приднестровья, по официальным данным, 500 000 человек – Polukr.net) имеют российское гражданство. Питание, другие бытовые вещи тоже обеспечиваются благодаря местным. Единственная проблема для Москвы – это ротация офицеров. Сейчас ротация осуществляется через воздушное сообщение между Россией и Молдовой. Не раз были случаи, когда Молдова отправляла из аэропорта Кишинева назад, в Россию, русских офицеров, которые ехали в ПМР на ротацию. Их разворачивали, потому что Москва не сообщала заранее о ротации. Поэтому у Молдовы был формальный повод это сделать.

– Важной статьей доходов для ПМР  до войны 2014 года была контрабанда через одесские порты. Что-то изменилось с началом  войны?

– Там действовали свои «серые» схемы – что-то завозилось в ПМР как транзит, но оставлялось там. А потом эти же товары возвращали в Украину, уже как местный груз. Но ключевой торговый партнер ПМР – ЕС. Конечно же, все товары оттуда идут с молдавскими документами.

Основная статья экспорта из ПМР в Украину и Молдову – электроэнергия. В ПМР действуют Молдавская ГРЭС, от которой зависит, в частности, электроснабжение юга Одесской области. Весь этот энергетический комплекс был составной частью единого советского. Его строили так, чтобы экономика одной республики зависела от работы другой. 35% экспорта ПМР – электроэнергия, 20% – продукция легкой промышленности, по 16% приходится на металлургию и пищевую промышленность. Удельный вес экспорта в Россию – 8,7%, в ЕС – 30,7%, в Украину – 11%. На границе ПМР с Украиной работает миссия ЕС, которая осуществляет мониторинг. 10 лет назад Кишинев обвинил ПМР в контрабанде наркотиков и оружия, что и стало причиной запуска миссии.

Основные товары, незаконно перевозимые из ПМР в Украину – это спирт и табачные изделия. Например, разница в цене спирта – 5 раз. Из него у нас потом делают  водку и коньяк.

– Как выглядит сейчас граница между Украиной и Приднестровьем, которая до 2014 года была чистым полем и практически не существовала?

– Там все очень изменилось. На определенных угрожающих участках есть противотанковые рвы и другие необходимые фортификационные сооружения. Усилили охрану границы благодаря пограничным войскам, Нацгвардии, техническим средствам. Проблема в том, что приднестровский участок украинской-молдавской границы контролируем только мы, а молдавская сторона – нет. И, поскольку  Кишиневее не контролирует, нет и взаимодействия с его пограничными службами. Но 24 февраля состоялась встреча в пункте пропуска Кучурган, в Одесской области. Там встретились делегации Молдовы и Украины. Кишинев и Киев решили, что там будет пограничный и таможенный молдавско-украинский пункт пропуска.

– Насколько реальной остается угроза атаки на Украину со стороны ПМР?

– Потенциальная угроза есть всегда. Но в том же 2014 году Приднестровья, похоже, не меньше боялись, что Украина нападет на них. За последние три года и российские военные, и приднестровская армия провели ряд учений. Например, цель одного из них – отражение воздушных атак. Но у Молдовы нет воздушных сил, следовательно, возникает логичный вопрос: откуда ожидали атаки с воздуха?Комитет госбезопасности ПМР” раскручивал тему о том, что украинцы хотят дестабилизировать ситуацию в ПМР, что якобы радикальные украинские националисты, “Правый сектор” едут туда, чтобы устроить Майдан … Эта территория – в российском информационном поле, поэтому местное население и верит в эти глупости.

Но со стороны ПМР возможные угрозы косвенного характера. Это разведывательная деятельность, некоторые приднестровские граждане участвовали в одесском так называемом “Антимайдане”, когда он еще был на Куликовом поле в Одессе. Еще одно: из ПМР транслируют вещание на приграничные районы Одесской области, где почти не принимают украинские каналы, зато ловят российские. Поэтому люди там под российским информационным влиянием. Этой проблеме много лет. Поэтому угрозы есть не только военного характера, но и информационного, диверсионного, разведывательного. Эта территория может быть использована для дестабилизации Одесской области.

Политики ПМР выражали поддержку России и так называемым “ДНР-ЛНР”, но их руководство все-таки пыталось быть осторожным. Хотя бывшие приднестровские деятели участвовали в событиях в Крыму, на Донбассе. Это были преимущественно работники спецслужб. Бывший министр госбезопасности ПМР Анюфеев и бывший вице-президент Караман даже занимали должности в правительстве так называемой “ДНР”.

– Украина, пожалуй, заметила бы приготовления ПМР к атаке …

– Во-первых, Приднестровью, чтобы мобилизовать серьезную армию, нужны ресурсы, которых нет. Новые военные силы следует одеть, прокормить, подготовить, дать горюче-смазочные материалы. Россия их уже не “накачивает” деньгами, потому что у самой денег меньше стало.

В частности, в Тирасполе был разрушен военный городок “Белые казармы”, где могло бы расположиться большое количество войск. Теперь там новостройки. Во-вторых, Украина всегда может отследить, что там происходит, потому ПМР невелика. Если будут масштабные военные приготовления, то мы об этом узнаем. В-третьих, ПМР помнит, что на правом берегу Днестра – Молдова. Поэтому, разворачивая оружие в сторону Украины, имеют одновременно заботится о тылах.

Беседовал ИГОРЬ ТИМОЦЬ

Polukr.net

Поделиться: